Переводы‎ > ‎

2012-052, RU-DE. Перевод выписки для Полины Ивановой.

Отправлено 3 авг. 2012 г., 9:16 пользователем Наталия Акимцева   [ обновлено 5 авг. 2012 г., 12:00 ]

Полине в сентябре будет 3 года, с рождения у нее диагностировали ретинобластому правого глаза. Глазик девочке удалили. Малышке сделали 20 блоков химиотерапии, поставили протез, который вызывает постоянные воспаления и нагноения. Врачи рекомендовали семье поехать на консультацию в клинику "Шерите", для чего и нужен перевод на немецкий. Вот что пишет мама девочки: 

«Полиночка — наш второй ребенок. И мы очень хотели девочку — я прыгала от радости, когда на УЗИ сказали, что будет девочка. Еще в роддоме я заметила, что правый глазик слезится. Так продолжалось целый месяц, местные врачи в Нижнем Тагиле отправили нас в Екатеринбург, а оттуда — в детский онкоцентр. В онкоцентре нас встретила очень хороший доктор и отзывчивый человек Попова Татьяна Павловна. Она ответила на все наши вопросы и подала надежу на то, что глазик можно попытаться спасти, этим занимается НИИ глазных болезней им. Гельмгольца в Москве. Туда мы попали спустя 1 месяц, когда Полине было уже 2,5 месяца. В это время опухоль выросла до таких размеров, что начались боли, повысилось внутриглазное давление, Полина часто плакала, даже кричала от сильной боли. На обследовании профессор Саакян, задала мне вопрос: „Вы где так долго были, почему сразу не приехали?“.
Сразу после обследования под наркозом нас экстренно увезли на операционный стол, глазик удалили. Операция шла около часа, все это время я сидела около операционной и слышала крики Полины, такое ощущении, что она все чувствовала. Назначили нам 1,5 года химиотерапии, через каждый 21 день. За все время лечения Полина перенесла 20 блоков химии. Через каждый 21 день мы ездили в Екатеринбург в онкоцентр на химию и каждые 1,5 месяца — в Москву в институт им. Гельмгольца на обследование, которое делали под наркозом. На сегодняшний день все лечение у нас закончено — с последней химии прошло девять месяцев. Сейчас мы ездим в Москву на обследование каждые три месяца, в нашем онкоцентре в Екатеринбурге сдаем анализы, а два раза в год ездим на индивидуальное протезирование в Челябинск.
За эти годы мы много пережили. И я бы хотела сказать родителям, что не надо опускать руки, если уж такое случилось. Надо бороться за жизнь ребенка. Наши детки — самые сильные. Они сильнее нас, взрослых, и они очень хотят жить! Сейчас я бы очень хотела свозить Полину на консультацию в Германию, где ее бы обследовали и проконсультировали по поводу возможности пластической операции. Я за Полину очень переживаю, т. к. она девочка и ей расти, а мы все живем в жестоком обществе: оно отвергает человека, который хоть как-то отличается от остальных. Может я не права, но для Полины я хочу сделать максимум возможного, чтобы она жила как полноценный человек и не чувствовала себя инвалидом».

 Перевод выполнили:
  Оригинал 1 - Анна Перевощикова
  Оригинал 2 - Марина Шешегова

 Менеджер проекта - Наталия Акимцева

ą
Наталия Акимцева,
3 авг. 2012 г., 9:25
ą
Наталия Акимцева,
3 авг. 2012 г., 9:25
ĉ
Наталия Акимцева,
5 авг. 2012 г., 3:34
ĉ
Наталия Акимцева,
5 авг. 2012 г., 11:59
Comments